trance_se (trance_se) wrote,
trance_se
trance_se

Categories:

Про "раннее выявление семейного неблагополучия" и передачу Караулова


Прогремел крайний "Момент истины" Караулова (от 25.01.16), где он разбирает два страшных ювенальных случая, в которых погибли изъятые дети (один прожил 5 дней, а другой - 5 часов). Всем в обязательном порядке рекомендую передачу к просмотру, а сам хочу поговорить о том, что нас ждёт в ближайшем будущем, если ничего не делать. Хотя бы - на примере своего многострадального региона, когда-то ставшего "пилотным" для реализации ювенальной модели.

В декабре в Перми проходил так называемый "семейный форум". Я ранее уже посвятил заметку этому мероприятию. Можно ли назвать это мероприятие полностью «антисемейным»? Наверное нет. Я увидел там нечто, что меня заинтересовало и что не несло в себе деструктивности. Однако, не смотря на присутствовавшие положительные проявления, этот форум нес родителям два основных послания, которые перечеркивали весь позитив. Первое – «государство не поможет, крутитесь сами», второе – «мы будем и дальше вводить тотальный контроль над всеми сферами жизни семьи», то есть, Министерство социального развития Пермского края на данном мероприятии четко дало понять, что изменения семейной политики можно не ждать - в крае и дальше будет развиваться и совершенствоваться антинародный проект «пермская ювенальная модель». Ну, мы, честно сказать - на другое особо и не надеялись, с течением времени позиция министерства по этим вопросам становится всё более очевидна.

Первое послание было очень внятно передано на дискуссии под названием «Прикамская семья — 2025», модератором которой выступил не кто-нибудь, а Александр Спивак (очевидно - ведущий специалист по прикамским семьям). Мы уже посвятили данной дискуссии развернутую статью.


Александр Спивак

Второе послание прозвучало на презентации под названием «Новая модель взаимодействия некоммерческих и государственных учреждений по защите прав детей и оказанию услуг семьям».



Модераторами были Александр Спивак и Вера Кожарская (руководитель того самого АНО "Вектор"), также отметились такие фигуры как Сергей Борзов (Таганский детский фонд, известный ювенальный пропагандист) и Ольга Васильева – начальник отдела по обеспечению деятельности комиссий по делам несовершеннолетних (КДН) Пермского края, Департамента социальной политики Пермского края, ответственный секретарь краевой КДН.

IMG_7793.jpg
Ольга Васильева

Спивак и Борзов - натуральные ювенальные сектанты. Я просто не могу их по другому назвать. Оба буквально одержимы ювенальными идеями, не знаю даже, кто одержим сильнее. Если послушать Борзова, то создается впечатление, что у нас все российсие родители - скрытые садисты, ненавидящие детей (да и Спивак недалеко ушел). Однако, можете посмотреть, как радушно их принимает наше Министерство социального развития.


Сергей Борзов

Эта презентация, понятно, была не для родителей. В зале, например, сидели все заместители председателей КДН в крае. Ольга Васильева сообщила собравшимся, что это установочный семинар на реализацию нового утвержденного 21.11.2015 постановлением №13 Краевой КДН документа под длиннющим названием: «Механизм взаимодействия субъектов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, по выявлению случаев нарушения прав детей, в том числе фактов пренебрежения основными нуждами ребенка, оставление ребенка в опасности, жестокого обращения с детьми и оказания помощи семьям в вопросах защиты прав и законных интересов детей».

Все дальнейшие выступления, по сути, были привязаны именно к этому документу, суть которого сводится к следующему – В Перми, к уже имеющимся ювенальным механизмам, добавляется механизм так называемого «раннего выявления случаев нуждаемости детей в государственной защите».

Это механизм, в рамках которого сотрудники соц. служб начинают «работать с семьей», если они только заметили признаки того, что могут (!) «нарушаться права ребенка». Переводя на человеческий язык – ещё ничего не произошло, но в семью уже решают вторгаться, просто потому, что кому-то что-то показалось. Думаете, я передергиваю? Дословно процитирую Ольгу Васильеву:

«На данный момент мы решили изменить эту структуру, необходимость возникла в том, что нам необходимо не факт уже непосредственно купировать, а раннее выявление осуществлять, то есть – признаки жестокого обращения как только у нас появились, мы выявляем их и начинаем сразу же работу, не допуская факта. Вот основная идея нового механизма».

Я прошу обратить особое внимание на вот эту часть фразы:

«то есть – признаки жестокого обращения как только у нас появились, мы выявляем их и начинаем сразу же работу, не допуская факта»

Тут хотелось бы развернуто пояснить:

Первое - «Жестокое обращение» - это статья 156 Уголовного Кодекса. Никакого чёткого определения «жестокого обращения» нет и быть не может. Именно поэтому ювеналы и имеют возможность изощряться в различных формулировках, называя жестоким обращением (или насилием) всё, кроме сюсюкания или небольшого повышение голоса. Хотя, если обратиться к русскому языку, здравому смыслу и особой диспозиции статьи 156 - это что-то гораздо более серьёзное, чем те же побои (статья 116). Второе - Вас в фразе ничего не настораживает? Именно отсутствие четкого определения позволяет таким ювенальным «экспертам» как Спивак или Борзов создать кашу в головах сотрудников соц. служб, которая заставляет их выдавать подобные фразы, невольно ставящие нас перед вопросом – как выходит так, что «признак» есть, а «факта» – нет? Судя по всему, с этим нужно серьезно разбираться, изучая данный «механизм».

По своей сути, «раннее выявление» противоречит конституции РФ, а также федеральному закону N 152-ФЗ "О персональных данных", поскольку подразумевает незаконный сбор данных.

Некоторые, возможно, скажут, что это ведь хорошо – когда с семьей работают «на ранней стадии». И возможно, это действительно было бы неплохо, если бы не та несовершенная реальность криминального капитализма, в которой мы живем, где спрос рождает предложение и существует «коррупционная составляющая». Если бы не вводились все остальные механизмы ювенальной системы западного образца, и перед сотрудниками социальных служб задача сохранить семью звучала не в лозунгах, а на деле. В нынешней реальности и рамках такой строящейся системы эта задача может только декларироваться, но никак не выполняться. Обратимся еще раз к принципам подобной системы:

1) Приоритет прав детей, права детей в отрыве от семьи (как следствие - происходит развращение детей, поощрение любого поведения ребенка, в итоге – фактический запрет на воспитание.);
2) «Презумпция виновности» родителей (чиновники от ЮЮ системы в первую очередь следят за поведением родителей и, как правило, именно им предъявляют обвинения в нарушении прав детей);
3) Право чиновников на вмешательство в дела семьи и навязывание
методов воспитания;
4) Контроль за питанием и досугом семьи, обеспечение права ребенка на
«личное пространство», то есть тотальный контроль за всеми сферами
семейной жизни;
5) Право чиновников на изъятие детей без решения суда
6) Работающая система распределения изъятых детей (реабилитационные центры, "семейно-воспитательные группы" и бизнес, построенный вокруг этого)


Именно такая система, построенная на этих принципах, является частью западной «ювенальной юстиции», в процессе мутации которой произошло выведение данного понятия за рамки чисто уголовного права и распространение его на семейные правоотношения.



На данный момент мы можем наблюдать, что в Пермском крае (и других регионах России) вполне реализованы принципы 1, 2, 3, 4 и 6. Достаточно посмотреть любое видео с форума, становится понятно, что вся риторика служащих построена вокруг «прав детей». Если права детей восстают против самих детей – это проблемы детей. Что и доказала нам история семьи Кулагиных. С тем, как на практике родители сталкиваются с презумпцией своей виновности, мы могли наблюдать в случае Субботиных, когда лихач сбил на пешеходном переходе их дочь, а виноватыми сделали их. Практически в каждом ювенальном случае мы сталкиваемся с тем, что чиновники считают - они вправе вмешиваться в семью и диктовать методы воспитания, контролировать все сферы семейной жизни, особенно, если семье присвоен статус «социально-опасное положение».

Некоторые проблемы возникают с пятым принципом, ведь на самом деле, по существующим законам, не так просто изъять ребенка без решения суда. Статья 77 позволяет изымать ребенка только в случае непосредственной опасности жизнью и здоровью, а Федеральный закон 120 позволяет это делать только в случае выявленного факта безнадзорности.

Поэтому и у нас в крае, и в других регионах страны, ювеналами был придуман вариант «реабилитации», под который создавалась система «семейно-воспитательных групп», как подразделений социально-реабилитационных центров (этакий приют на выезде, по сути – те же «приемные семьи», только только роль в системе иная). Схема проста – пользуясь юридической неподкованностью основной массы родителей (а основная группа риска – это многодетные малообеспеченные семьи в глубинке), ребенка под различными предлогами изымают из семьи и отправляют «на реабилитацию», порой – весьма длительную. Как дети потом по полгода отходят от таких «реабилитаций», мы имели возможность наблюдать не раз. В дальнейшем возможны варианты с ограничением в родительских правах и лишение родительских прав и передачей ребенка в приемную семью. Более подробно про строящуюся систему "семейно-воспитательных групп" и опасность, которую она несет, читайте в статье Сергея Вилисова "Разрушающие семьи".

Кстати, ювеналы очень ждут закон, который позволил бы отбирать ребенка без решения суда и таким законом вполне может стать законопроект «О семейно-бытовом насилии», упорно продвигаемый Советом по правам человека при Президенте РФ. Но пока нельзя сказать – получится ли у них продвинуть этот чудовищный, совершенно безграмотный, по признаниям юристов, закон, вводящий форменный произвол в отношении российской семьи.

Наверняка многие до сих пор не понимают: то, что показал в своей передаче Караулов - это неотвратимо надвигающаяся на каждого из нас ювенальная угроза. На каждого из нас. Когда-то я написал статью "Ювенальная конспирология? Нет - реальность", в которой я доказывал, что построение ювенальной системы в России - не миф. Там я рассказал про документ под названием "Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы", который и задаёт ювенальную направленность семейной политике РФ, в котором, между прочим, содержаться сведения о насилии в российских семьях, не соответствующие действительности. Разве это вообще возможно для документов такого уровня? Оказывается - да. Ну так и зачем тогда удивляться тому беспределу, который был показан в карауловской передаче? Как правильно сказала Мария Мамиконян, строящаяся система система многих устраивает. Ведь она позволяет заработать. На детях.

Tags: ювенальная юстиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments