trance_se (trance_se) wrote,
trance_se
trance_se

Categories:

Круглый стол «Ювенальные технологии в России: от секспросвета до незаконного изъятия детей»

29 мая в Доме журналистов г. Перми состоялся круглый стол «Ювенальные технологии в России: от секспросвета до незаконного изъятия детей» в рамках просветительского проекта «Русские встречи». Главным гостем мероприятия стала Ирина Медведева, директор Института демографической безопасности, детский психолог. С докладами выступили представители пермского регионального отделения Родительского всероссийского сопротивления. Мероприятие было организовано в рамках просветительского проекта «Русские встречи». Участниками круглого стола стали:


  1. Медведева Ирина Яковлевна – директор Института демографической безопасности,  детский психолог.

  2. Юшков Роман Авенирович – кандидат географических наук, преподаватель ПГНИУ, со-координатор проекта «Русские встречи»,

  3. Окунев Константин Николаевич – председатель пермского краевого общественного движения «Выбор», со-координатор проекта «Русские встречи».

  4. Гурьянов Павел Сергеевич – член Центрального Совета Родительского Всероссийского сопротивления.

  5. Вилисов Сергей Павлович – активист Родительского Всероссийского Сопротивления.

  6. Мазуров Алексей Юрьевич – председатель пермского отделения Родительского Всероссийского Сопротивления.

  7. Гарипов Радик Рауфисович — председатель Курултая башкир г. Перми,

  8. Бибарсов Ильхам Анвярович – председатель Духовного управления мусульман Пермского края,

  9. Козлова Светлана Михайловна – руководитель пермского общественного благотворительного фонда «Защита».

Юшков Роман Авенирович

Роман Юшков: Уважаемые друзья, я приветствую вас в первую очередь от имени организаторов проекта «Русские встречи», нас с Константином Окуневым. Вы находитесь на очередном мероприятии проекта, на круглом столе «Ювенальные технологии в России: от секспросвета до незаконного изъятия детей», и вполне очевидно – ещё раз проговорим, – что, хотя причина для этого разговора давно назрела, по нашему убеждению (т.е. проблема ювенальной юстиции всё более и более обостряется и проявляется во всей своей полноте в Пермском крае), поводом для этого разговора явилось появление здесь нашей гостьи Ирины Яковлевны Медведевой, директора Института демографической безопасности, обладательницы ещё целого ряда должностей, титулов, званий, член правления Международного детского фонда, руководитель Профессиональной психологической ассоциации арттерапии и артпедагогики и т.д. Человек безусловно авторитетный, компетентный и заслуженный. Мы очень благодарны, что Ирина Яковлевна сегодня здесь с нами, и надеемся, что её присутствие двинет процесс осознания работы и действий по проблематике ювенальной юстиции.

Павел, пару слов от нашего партнёра – Родительского Всероссийского Сопротивления.

Гурьянов Павел Сергеевич

Павел Гурьянов: У нашего движения очень интересная аббревиатура  - РВС, которая наводит на определенные мысли. Мы очень рады приветствовать и очень рады той лекции, которая была прочитана вчера [И.Я. Медведевой в рамках проекта «Русские встречи» была прочитана лекция «Ювенальный фашизм» – прим.]. Роман вчера перед лекцией сказал, что, возможно, проект «Русские встречи» немного отклонился от главной линии, пригласив Ирину Яковлевну Медведеву, но, мне кажется, на протяжении самой лекции и после неё, Роман должен был изменить и, наверное, изменил своё отношение. Потому что такой яркой и общественно значимой лекции, такого острого внимания, цепких глаз и такого большого количества вопросов, в том числе и к нам как к представителям Родительского сопротивления, о том, что делать, куда обращаться, как бороться – такого я никогда не видел. Ну, может быть, выступление Александра Проханова тоже по накалу было похожим. Поэтому тема ювенальной юстиции, сопротивления западным нормам является главной темой общественно-политической повестки дня.

Лекция «Ювенальный фашизм» 28 мая 2013г. в библиотеке им. Пушкина в рамках проекта «Русские встречи»

Мы очень рады приветствовать Ирину Яковлевну и как участницу Союза патриотических родительских организаций. Этот Союз был организован 9 февраля на учредительном съезде Родительского Всероссийского Сопротивления, где представители практически всех регионов России, представители родителей съехались, чтобы учредить организацию «Родительское Всероссийское Сопротивление» и выразить свой протест, который выражался в том числе и в сборе уже больше 240 тысяч подписей против внедрения ювенальных технологий у нас в стране. По Перми было собрано больше 3 000 подписей, это тоже очень большие результаты.

Что, мы считаем, выявила эта проблема ювенальной юстиции, о чем она говорит? Конечно же, это огромное покушение на наши семьи, покушение на ячейку общества, покушение на нравственные нормы и принципы. У нас могут быть разные представления о том, какой должна быть страна. У представителей различных общественно-политических сил, выступающих на лекциях в рамках проекта «Русские встречи» есть разные проекты: Александр Андреевич Проханов, у него имперский путь, у кого-то – национальное государство, кто-то в другую сторону склоняется. Но все мы понимаем, что если разрушена будет семья, разрушена мораль и нравственность, то никакого проекта не будет ни у кого в принципе, потому что не будет людей, которые будут ставить идеалы, за них бороться и отстаивать своё великое будущее, свой проект, свою страну такой, какою они её видят.

Что ещё мы можем сказать? Что, конечно, огромное сопротивление, огромный протест вызывают эти тенденции в нашем обществе, что приводит к дестабилизации общества. Мы знаем, что год назад страна была дестабилизирована. Хотят ли те, кто проводят эти ювенальные методы, дестабилизации ещё более сильной? И к чему она приведёт? Нужна ли она им? Нужна ли она обществу?

Ещё одна тенденция. Мы видим, что органы власти стараются не видеть эту проблему. Некоторые – намеренно, потому что внедряют эти нормы. Некоторые – поддавшись на пропаганду этих людей, говорят, что всё это враньё, никакой ювенальной юстиции нет, это всё уже было, не надо нас обманывать, не надо поднимать истерику, всё хорошо. Но что мы видим в результате? Мы получаем систему отчуждения власти от общества. Вот как год назад было отчуждение власти от общества, когда вышли большие протестные силы, и власть оказалась ни с чем, не готова… И возникает вопрос, не готовится ли новая волна организации дестабилизации и деструктива по отношению к нашей стране? Причем организуют её – ювенальные силы – те же, кто потом попытаются возглавить «благородный протест» против всевозможного зла.

Медведева Ирина Яковлевна

Ирина Медведева: Да. Это правая и левая рука одного туловища.

Павел Гурьянов: Вот такие соображения. Я очень благодарен за вчерашнее выступление, за сегодняшние слова, которые прозвучат от Ирины Яковлевны, и хочу предоставить ей слово.

Ирина Медведева: Спасибо большое.

Роман Юшков: Я извиняюсь, можно чуть-чуть перебью? Друзья, чтоб было понятно, что сейчас будет здесь происходить. Значит, мы предоставим сейчас слово Ирине Яковлевне для такого главного фундаментального доклада, так сказать, минут на 15-20. Далее – собственно выступления в свободном режиме. Может быть, я думаю, не только от тех, кто заранее на круглый стол заявился, но и от присутствующих – пожалуйста. Рекомендуем придерживаться общего регламента для выступлений порядка 5 минут. И, помимо прочего, очевидно, и к главному докладчику, первому, и к другим выступающим могут быть вопросы, какие-то короткие реплики, наверное, на минуту. Вот так вот будем ориентироваться. Ну, может быть, нам и не потребуется так жестко следить друг за другом. Пожалуйста, Ирина Яковлевна.

Ирина Медведева: Спасибо большое. Я очень благодарна тем, кто пригласил меня, и хочу сказать, что очень люблю Пермь. Я здесь, наверное, уже в пятый раз. Дело в том, что я всё-таки по основной профессии детский психолог, поэтому дважды я проводила обучающие семинары. Роман упомянул о том, что я сопредседатель Международного общества артпедагогов и арттерапевтов. Артпедагоги и арттерапевты – это те люди, которые занимаются педагогикой и психотерапией, используя как инструмент обучения и коррекции разные виды искусства. Вот у меня и у моей коллеги Татьяны Шишовой – такой лечебный кукольный театр, и я приезжала сюда проводить обучающие семинары дважды. И дважды или трижды – по приглашению епархии. И очень много ездила по окрестностям, по маленьким городкам, которые тут вокруг, и вообще очень люблю Пермь, очень люблю Урал, очень люблю «уральский Афон» –  Белогорский монастырь мужской, который дал нам столько новомучеников. Очень люблю игуменью Екатерину Воробьёву, которая возглавляет женский Успенский монастырь. Мы дружим давно. Очень люблю журналистку, которую считаю одной из лучших журналистов страны, Светлану Вяткину, которая много лет подряд издавала замечательный православный журнал «Светоч», которая написала уже несколько книг о пермских подвижниках благочестия ХХ века и сейчас пишет такую книгу. Я вас очень прошу как можно чаще с ней взаимодействовать, потому что она редкий человек – редкой культуры, редкого таланта журналистского и редкой порядочности.

Ну, если перейти к нашей основной теме, я хочу сказать, что вот есть такая пословица: «цыплят по осени считают». Когда мы имеем дело с ювенальной юстицией, у нас есть очень хорошая возможность посчитать цыплят по осени. У меня такая возможность была, потому что я езжу в командировки за границу. Не как турист. У меня нет, честно говоря, никакого интереса уже давно к «цивилизованному миру», поэтому я никогда в жизни бы в туристских целях бы не поехала ни в Германию, ни во Францию, ни в Скандинавию, где я была с лекциями в Швеции, в Дании и в Финляндии. Я езжу туда в командировки, и поэтому с ювенальной юстицией, которая там очень давно (скажем, во Франции она более 60 лет, с 1949 года, Франция – это пионер ювенальной юстиции), я познакомилась не понаслышке. И поскольку там уже наступила осень вот этого явления, то цыплят и посчитать можно и посмотреть, какого они качества – какие дети, какие родители выросли в результате этого якобы большого блага, которое «защищает права детей». Результаты ужасающие.

Вот поверьте мне на слово, у меня нет сейчас возможности, потому что нет времени, рассказывать в подробностях о том, что я видела, но я взаимодействовала там и с педагогами, и с воспитателями детских садов, и со старшеклассниками, и со студентами, и с родителями, конечно. Особенно много сказали русские люди, которые в смешанных браках находятся, потому что хоть мы и любим плакаться, мы должны понимать, что у нас совершенно уникальная свобода слова, которая к сегодняшнему дню западному человеку присниться не может в самом счастливом сне. Они очень боятся говорить на серьёзные темы. О ювенальной юстиции я в основном говорила с русскими людьми, которые там живут. Они всё честно рассказывают. Это, конечно, очень мощное оружие и для разрушения семей, и для расчеловечивания детей, потому что дети не могут быть «вообще свободными». Если детей изымают у родителей, ими начинают руководить другие взрослые, мягко говоря, недружественные. Хотя, обратите внимание, как часто сейчас звучит такое чисто ювенальное словосочетание: «клиника, дружественная к детям», «город, дружественный к детям». Что, другие города недружественны к детям, если надо создавать специальные города, которые дружественны к детям? А знаете, что такое «клиники, дружественные к детям» (в некоторых городах целая сеть таких клиник)? Это клиники, где девочкам делают аборты, не рассказывая об этом родителям. Вот такая «дружба» с детьми там существует. И читают лекции по секспросвету детям, которые вообще не должны об этом знать, особенно из уст взрослых. Потому что взрослые люди для детей, для подростков должны быть авторитетны, а, по их понятиям, о таких вещах говорят только в подворотне более продвинутые их сверстники, а взрослые люди, педагоги об этом говорить не должны.

Так вот, если вернуться к ювенальной юстиции, я хочу привести в пример Францию, потому что я давно дружу с Натальей Захаровой – наверное, все знают, как у неё во Франции 15 лет назад по доносу её бывшего мужа, француза, отняли трёхлетнюю девочку Машу, с которой сорвали крестик – это первое, что сделали, – а потом запретили этому ребёнку говорить по-русски. Ей скоро будет 18, и её вовсе не отец воспитывал, который написал на свою бывшую жену донос, что у неё «удушающая материнская любовь». Она не алкоголичка была, не наркоманка, не проститутка – у неё была «удушающая материнская любовь». Вот преступление, которое она совершила. Так вот, девочка эта выросла в закрытом интернате. Закрытый интернат во Франции похож на нашу колонию. И вот эта чудная девочка, которая в три года уже прекрасно говорила по-русски, которую мама водила в церковь регулярно, которая каждый вечер на ночь целовала икону Богородицы, эта девочка похожа теперь на чудовище. Вот когда Наталья Захарова приезжает во Францию и иногда по многу часов караулит своего собственного ребёнка у подъезда этого интерната закрытого, в который не пускают её, когда девочку везут куда-то там в школу, которая находится отдельно, на автобусе, она её подкарауливает у автобуса и слышит от своей девочки такие страшные слова, которые хуже матерных ругательств, потому что эту девочку за 15 лет уже соответствующим образом настроили.

Так вот, те, другие взрослые, которые занимаются детьми, якобы правильные взрослые, которые правильно воспитывают, без «удушающей любви», не делая замечаний, потому что замечания называются «насилием» в ювенальной идеологии…. Вы, может, этого не знаете, что такое насилие сегодня по ювенальной трактовке. Это когда вы делаете замечание, когда вы маленького ребёнка шлёпаете по попке, если он расшалился и уже не понимает словесных запретов, это когда вы не пускаете своего сына-подростка в ту компанию, где его учат курить наркотики – вы нарушаете его «права», вы совершаете над ним насилие. Любая формула воспитания называется насилием. Даже когда вы оставляете уже взрослого ребёнка до 14 лет в Англии (в других странах – до 12) на 5 минут одного – предположим, вынося мусор, если у вас мусорный бак на улице, а не в подъезде, или идя в булочную, – вы совершаете насилие, потому что вы оставляете его одного на 5 минут. За это тоже отнимают детей.

То, что я видела на Западе, это ужасно, но наши идеологи ювенальной юстиции, наши ювеналы, любят в ответ говорить: «У нас всё будет по-другому, у нас всё будет, как нам нужно». Это ложь. Ничего другого наши ювеналы не придумали. Одни «пилотные» регионы (так называются экспериментальные регионы, в которые входит и Пермский край) по канадским программам это делают, другие – по французским, третьи – по датским, четвертые – по финским, получая за это большие деньги из-за границы. Один мой знакомый политолог, довольно крупный, у которого есть возможность какой-то разведки, которой у большинства людей нет, два года назад сказал мне, что на дискредитацию верховной власти и ювенальную юстицию брошены Западом равные деньги. Запад уже на своих несчастных людях, на своих родителях, проверил, как отлично это действует, потому что люди не хотят рожать детей. Даже в Америке, которая всегда славилась многодетностью, белые семьи перестали рожать детей, потому что люди не хотят жить под дамокловым мечом вот этого кошмара, когда в любую семью, самую благополучную, даже экономически благополучную, самую благочестивую, самую дружную, могут без предупреждения, без разрешения войти чужие люди, без разрешения залезть в холодильник, без разрешении открыть платяной шкаф и проверить, какая одежда у ребёнка, без разрешения открыть книжный шкаф, если он есть (на Западе мало у кого есть книжные шкафы – там уже не читают книги), и проверить, что ребёнок читает, какие видеокассеты, видеодиски он смотрит – то есть вторгаются на приватную территорию, на территорию семьи. Даже по нашей Конституции, которую мы так ругаем, нельзя нарушить право на частную жизнь, а оно грубейшим образом нарушается.

Почему это делается? Я могу долго говорить. Я, правда, по ювенальной юстиции много чего знаю, потому что я довольно давно поняла, какое это страшное зло и изучила этот вопрос. Вот в нашей книге, которую вы видели в фойе, «Родители и дети», довольно подробно описано, что такое ювенальная юстиция, и мы рассмотрели её с разных сторон. Сейчас я хочу сказать, что это эффективная мера по сокращению населения. Мы слышим от своей верховной власти, и не только верховной, что у нас демографический кризис. Это правда. Я возглавляю общественный Институт демографической безопасности. Я вам должна сказать, что миллионные потери каждый год. Миллион в год – вы представляете, что это такое для страны, в которой осталось уже 142 миллиона? А совсем недавно было 150 – после разрушения Советского Союза. Это катастрофа. Поэтому в нашей стране не только по моральным соображениям нельзя устраивать, потому что это страшная вещь, это насилие, совершаемое под прикрытием «прав ребёнка», это насилие над всей семьёй, это расчеловечивание детей, потому что те взрослые, которые берутся за его воспитание, они его не воспитывают, этого ребёнка. Может быть, вы не знаете, что в ювенальной юстиции работает очень много извращенцев. Смотрите материалы Йохана Бекмана, финского правозащитника и замечательного, смелого, благородного человека, который возглавляет Антифашистский комитет Финляндии. Он совершенно справедливо считает ювенальную юстицию современной формой фашизма. Он не какой-то там полусумасшедший маргинал, нет. Он доцент Хельсинкского университета, очень умный человек. И он свидетельствует, и Наталья Захарова мне рассказывала во всех подробностях, что там очень много педерастов, лесбиянок, наркоманов, людей, которые отсидели в тюрьмах за преступления, – вот какие воспитатели вместо родителей даются детям. Так называемые «фостерные семьи» — люди, которые получают большие деньги. Между прочим, на Западе – от тех же родителей, которых и так обездолили, так у них ещё и деньги отнимают за то, что какие-то подонки позволяют их детям делать всё, что угодно: развратничать, потреблять наркотики и т.д. Это называется «свободная, недирективная педагогика». Вот есть такой термин сегодня на Западе: «недирективная педагогика» — не надо давить на детей, они должны делать всё, что хотят. Они и делают всё, что хотят. Ну, и именно из этих детей потом получается прекрасная массовка (а из некоторых — лидеры) вот этих «оранжевых» революций, т.е. искусственных революций, которые совершают перевороты, или которые потом полетят наемниками в очередную Ливию, или Сирию, чтобы там разбомбить жизнь. Так вот, это очень эффективная мера, повторяю, по сокращению населения, потому что, во-первых, люди не хотят вот в таких условиях иметь детей – жизнь родителей превращается в сплошной ужас: вот придут, вот увидят, вот у ребёнка царапина на коленке, вот у него царапина на локте. Сколько я знаю таких случаев, когда за это отняли детей, потому что говорили, что это насилие со стороны родителей! И доказать, что ты не верблюд, – невозможно. А какие дети вырастают, особенно мальчики, без синяков, царапин, ссадин, ушибов, других травм? Это всё вменяется в вину родителям. То есть родители – это те люди, которые де-факто лишены презумпции невиновности. Напротив, есть презумпция вины. Если ты стал родителем, если ты увеличил население земного шара хотя бы на одну персону – ты уже преступник. Если ты увеличил на несколько – ты махровый рецидивист. Вот многие не понимают, почему, когда приходят отбирать детей – я знаю на Западе множество людей, которые это пережили, – почему так грубо относятся к родителям, если они оказывают малейшее сопротивление. Например, их кладут лицом к полу и надевают на них наручники. Правда, когда детей уже увели, наручники гуманно снимают. А это потому, что к ним относятся как к преступникам. Это же преступники, они увеличивают население.

Ну, есть, конечно, и мистическая подоплёка во всем этом. Вообще, фашистская идеология имеет мистическую подоплеку, потому что – что такое фашистская идеология? Это когда какая-то кучка людей считают себя сверхчеловеками и вторгаются в божественную компетенцию. Это Господь решает, кому быть родителями, а кому не быть, через кого он даёт новую жизнь. Поэтому люди не вправе решать, кто достоин быть родителем, а кто нет – это не человеческая компетенция. В редчайших случаях, когда родители перестали быть таковыми, когда речь идёт о подонках, о нелюдях – вот только тогда люди решают, что их надо лишить родительских прав. И то, это делают судьи, которые руководствуются, между прочим, уголовным кодексом, а в нашем уголовном кодексе есть все соответствующие статьи, которые позволяют в таких уникальных случаях вопиющих отнять детей. Поэтому нам и с юридической точки зрения ювенальная юстиция совершенно не нужна.

И последнее, что хочу сказать. Ювенальная юстиция очень успешно разрушает человеческую жизнь, потому что плодит подростково-юношескую преступность. По международной конвенции о правах ребёнка, которую Россия подписала, ещё будучи Советским союзом (мы одна из первых стран, подписавших эту международную конвенцию; кажется, это было, если я не ошибаюсь, в 1990-м году, потому что пару лет назад праздновали 20-летие принятия конвенции), человек до 18 лет включительно считается ребёнком. Поэтому здоровенные амбалы, которые совершают преступления, в том числе тяжкие и особо тяжкие, как убийство, изнасилование, ограбление с применением огнестрельного оружия – это дети, права которых надежно защищаются. Поэтому на Западе руками вот этих «детей», с позволения сказать, орудуют взрослые преступники и преступные группировки – это очень удобно. Вот это хотят тоже сделать у нас. Поэтому не имейте никаких иллюзий.

Если вы обратили внимание, в фойе лежит другая наша вышедшая книга «Бомба в сахарной глазури» – мы не даром её так назвали. Это наша книга об информационной войне на примерах образования, воспитания, здравоохранения. Это та сфера, которая нам, детским психологам, наиболее известна. Так вот, чем страшнее, чем разрушительнее очередная бомба, которую запускают на наши головы, тем толще оболочка сахарной глазури «гуманизма», в которую эта бомба упаковывается. Поэтому будьте очень внимательны. Не только с ювенальной юстицией, а и с разными другими явлениями, про которые вам говорят, что это только для блага человека, по защите прав детей и прав всего остального человечества. Будьте очень внимательны. Чем толще эта оболочка сахарной глазури «гуманизма», как правило, тем более страшная по своей разрушительной силе информационно-психологическая бомба в эту оболочку упакована. Обратите внимание, как сегодня защищают права меньшинств…И даже мы на это поддаёмся и как-то даже забываем, что права нас, если можно так выразиться, «большинств», при этом не только не защищаются, а грубейшим образом попираются. Вот так и ювенальная юстиция: под песни о правах детей, у ребенка отнимают самое главное право – право на родителей родных, которых так цинично теперь называют (это тоже манипуляция сознанием) «биологическими», как будто речь идёт о коровах, свиньях или овцах. «Биологические родители»… Обратите внимание, это ж тоже с каким-то фашистским привкусом формулировка. Родные родители, кровные родители! А не «биологические родители».

И еще. Ювенальная юстиция фактически все права взрослых людей у родителей, у педагогов (потому что ювенальная юстиция разрушительно влияет на образование) отнимает. У взрослых никаких прав нет. А у ребёнка, фактически, есть право на свободное расчеловечивание.

Простите, если я превысила регламент, я готова ответить на вопросы.

Роман Юшков: Мы предполагали, что наше мероприятие будет, так сказать, диалогичным. И на этом месте, на моём, должен был сидеть Павел Миков, уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае.

Ирина Медведева: Можно я Вас перебью? Мы его недавно видели в Москве, была такая типичная «ювенальная конференция», по «борьбе с насилием в семье», конечно же [конференция «Сохранить семью для ребенка: доступность социальных услуг. Стандарты и качество профилактической работы», 16-17 мая 2013 – прим.]. Никто не борется с информационным насилием над детьми, которое мы уже 30-тилетие наблюдаем, насилием со стороны папы — тяжёлого шизофреника (у нас нет принудительного лечения психиатрических заболеваний), папы-алкоголика (у нас нет больше принудительного лечения алкоголизма) и т.д. Ну, конечно же, речь шла о насилии в семье. Хочу обратить ваше внимание, просто Роман этого не может знать, а я там побывала, правда, недолго – нервы не выдерживают это слушать, я уже так давно вижу этих ювеналов, что, честно вам скажу, я не могу всё это видеть и слышать. Но я туда зашла. Гостиница «Националь», Вы представляете себе, это в самом центре Москвы, в ста метрах от Кремля, я думаю, это самая дорогая гостиница, которая есть в Москве. Там снят зал, роскошная еда, очень дорогая раздача, всё на глянцевой бумаге, всё прекрасно издано. И вот так, то ли день, то ли два, это всё происходит. Ну, и вот там, сейчас Павел продолжит, я вижу пермского «детозащитника», который произносит все нужные слова.

Читать дальше: http://eotperm.ru/?p=1453



Tags: Ирина Медведева, Пермь, круглый стол, родительское всероссийское сопротивление
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments